?

Log in

No account? Create an account
лолита

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
лолита

Ковчег тонет?

Оригинал взят у andrey_kulba в Ковчег тонет?


Прошлой весной «Спасъ» уже рассказывал о доме трудолюбия «Ной». Прошедший год был непростым – не в последнюю очередь для тех, кто решает социальные проблемы, занимается благотворительностью, полагаясь лишь на свои силы и Божью помощь.



Емилиан Сосинский, директор дома трудолюбия «Ной», назначает мне встречу в авто. Не потому, что больше негде. Мы поедем в поселок Заозерный, где-то между Ярославским и Щелковским шоссе. Там и находится то самое «новое» – социальный дом.



Он открылся летом прошлого года. Здесь живут инвалиды, старики, матери с маленькими детьми – словом, все те, кто не может заниматься тяжелым физическим трудом.
Почти все насельники других домов «Ноя» трудятся разнорабочими на стройках. Примерно половину заработка отдают на развитие проекта, благодаря чему он может существовать и развиваться, ни копейки не беря у государства. Первый дом появился в октябре 2011 года, в прошлом году их было уже десять. Все арендованные. От планов построить собственный – как раз для немощных – пришлось отказаться: дорого.



– Деревянный нам нельзя, – спокойно объясняет Емилиан, – сожжем. – А бетонный строить – не потянем.



В каждом доме так и так четверть – это люди, которые не могут заниматься тяжелым физическим трудом. Они работают по хозяйству, и все получают зарплату, хоть и не приносят никакого дохода.



– Это наш принцип, – уточняет Сосинский, – принцип домов трудолюбия святого праведного Иоанна Кронштадтского.



Я приготовилась месить деревенскую грязь, ожидаю увидеть барак с удобствами на улице. Вместо этого перед моими пораженными очами в пронизанном солнцем хвойном лесу вырастают два четырехэтажных «коттеджа» и типичном краснокирпичном стиле «рюс-нуво». Дворцы, словом!



Обходится вся эта красота в миллион. Ежемесячно. Существует социальный дом за счет отчислений от других домов. Вернее, существовал до недавнего времени. Но об этом чуть позже. А пока – экскурсия по территории.



Первым мне представляют поросенка Ваську черной масти, вьетнамской вислобрюхой породы. Кроме Васьки с сородичами на мини-ферме живут куры и самое главное – кролики.



С ними намаялись. Думали, заведут десять штук – и не будет проблем с едой, а там, глядишь, и на продажу пойдут.



– То, что кролики очень любят размножаться, – это миф, – говорит Емилиан. – Они гораздо больше любят умирать.
Пока среди насельников не появился человек, разбирающийся в животных, на ферме с трудом удавалось удерживать кроличье поголовье на прежнем уровне. Но теперь пошел приплод. Можно думать о продаже. Вроде кое-кто из дачников уже заинтересовался.
Вообще Заозерный – единственное место, где к «ноевцам» местное население относится лояльно.



– Вы представляете, два дома, сверху донизу набитые бомжами, сто человек одних бомжей!» – неполиткорректно хохочет Юрий, заведующим здешним невеликим производством.
Он сам – «человек улицы», как и все, кто работает в доме трудолюбия на разных ответственных должностях.



Алексей показывает мне здешнее производство: швейная и мебельная мастерские.



Здешним обитателям работа требуется сидячая и простая.





Они наклеивают стразы на иконки, делают цветочки для могильных венков.



Очень много надежд возлагали на производство свечей, агрегат купили за двадцать с лишним тысяч, воск натуральный. Но свечи расходятся плохо: высоковата себестоимость, неохотно берут их в церквях.

– Вы уж поспрашивайте, может, нужны кому свечи, – говорит мне девушка, первая вышедшая на прогулку по двору с ребенком после «тихого часа».



Скоро здесь поднимется веселый гвалт, о чем можно догадаться по количеству прогулочным колясок, отдыхающих в тени. Пока мальчишка носится с огромным черным псом.
– Подарили как сторожевого, оказался нянькой, – смеется Емилиан.
А сейчас мы с ним будем говорить о грустном.



Дружелюбная повариха наливает кофе, ставит вазочку с шоколадными конфетами. На лавке тарахтит довольный кот, в окошко светит предвечернее солнышко. Хорошо, как на старой даче.
А социальный дом меж тем собираются закрывать.
– Делаем все, чтобы этого избежать, конечно, но… В первые три месяца года мы израсходовали все, что заработали за прошлый год. До этого – стабильно были в плюсе.
– А что случилось?
– То же, что у всех: кризис. Думали, что он минует нас стороной, уверенно входили в 2015 год. Но сначала не стало работы. Наших ведь всегда очень охотно принимали: не гастарбайтеры и не пьют



(в «Ное» с этим строго).
И вдруг – не берут, не нужны. А к лету появилась работа, но случилась новая напасть: майские праздники.
– Запили?



– Ушли. Четверти «личного состава» мы недосчитались к середине мая. Тепло же: где упал, там и дом. Так что теперь работать стало некому. И содержать социальный дом стало невозможно. Мы решили его закрывать, насельников по другим домам расселять.




За все годы, что существует дом трудолюбия, он не получил не единого мало-мальски крупного пожертвования. Так, копейки. Чаще – просроченные продукты или, в лучшем случае, памперсы. Но вдруг неожиданно (после вороха разосланных просительных писем) искомая сумма на счет пришла. Ближайший месяц социальный дом еще будет существовать. Но что потом – неизвестно. Больше денег пока нет. Дом по-прежнему нуждается в помощи.



Кстати, знаете, какая у Емилиана Сосинского цель? Изменить ситуацию с бездомными во всей Москве и всему Подмосковью. С теми самыми бездомными, которых мы так не любим, которые так нам досаждают, имеют привычку спать в первых вагонах метро, а то и в наших чистых подъездах. Он взялся за то, от чего мы предпочитаем отворачиваться.



В свое время святой Иоанн Кронштадтский увел из города три четверти бездомных. То же самое намеревается сделать и Сосинский. И это не утопия. Совсем недавно он договорился о подписании договора с правительством Московской области.



Какая-то помощь от властей будет. Но пока остается только молиться и уповать на добрых людей.

Екатерина Савостьянова
Фото Евгения Глобенко

Средства можно перечислить на счет:
к/с 30101810400000000225
Р/С 40 70 38 100 38 0000 69 721
БИК 044 525 225 Московский Банк ОАО «Сбербанк России»

ИНН 77 33 19 16 09
КПП 77 33 00 1
Обязательно в переводах указать вид платежа: «Пожертвование»
Получатель: «Межрегиональная общественная организация социальной адаптации лиц без определенного места жительства “Дом трудолюбия «Ной»”.
Также деньги можно перечислить на:
1. Счет «Яндекс.Деньги»:
410012209222596.
2. Карту Сбербанка: 6762 8038 8051 845 631.

А новых насельников Дом трудолюбия по-прежнему принимает. В том числе и немощных – как откажешь. Вот телефон диспетчера: 8 926 236 54 22.

Газета "Спасъ"

Comments